Добро пожаловать!

Роль опросов общественного мнения в формировании направлений языковой политики

Опросы общественного мнения или анкетирование как способ сбора для последующего анализа статистической информации по тем или иным темам широко используется в разных науках, например, в социологии, психологии и т.п. В Японии эта форма выяснения общественного мнения по самым разным вопросам весьма популярна.

Один из основных государственных органов языковой политики Японии, в разные периоды своего существования называвшийся по-разному, а в настоящее время – Подкомиссия по вопросам родного языка Агентства по культуре Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий (далее в тексте Подкомиссия по вопросам родного языка), начиная с 1995 года, ежегодно проводит анкетирование по вопросам японского языка (Кокуго-ни кансуру ёрон тё:са) [3]. Цель каждого такого анкетирования каждый раз с небольшими вариациями формулируется в преамбуле: помимо отношения носителей к состоянию языка в целом и к происходящим в нем изменениям в частности, для каждого опроса отбирается несколько конкретных тем, которые вызывают наибольший интерес у специалистов или являются самыми обсуждаемыми в обществе. Полученные результаты затем обрабатываются и используются в качестве базовых справочных материалов для определения направлений работы органов языковой политики, а также обязательно публикуются и широко обсуждаются.

В каждом исследовании принимает участие около 3000 человек (с 2005 года число респондентов увеличено до 3500). Для участия в анкетировании отбирают постоянно живущих в стране мужчин и женщин старше 16 лет из 210 выбранных статистическими методами поселений разного типа (деревня, поселок, небольшой или крупный город) в разных регионах, наиболее точно отражающих состав населения страны. Затем из проживающих там потенциальных участников слепым методом отбирают по 15 человек и с каждым проводят устное индивидуальное интервью. Такой строго регламентированный отбор позволяет дать достаточно объективную картину языкового сознания и поведения, уловить тенденции языковых изменений, а также четко сформулировать, например, ожидания носителей языка, связанные с усилиями, предпринимаемыми органами языковой политики в связи с теми или иными языковыми явлениями.

Хотя анкетирование как метод сбора информации для анализа вопросов, связанных с языком, активно использовался специалистами и до 1995 года, именно ежегодные опросы, объединенные общей темой, а именно состоянием родного языка на момент проведения исследования, дают возможность изучать изменения в языковой ситуации в динамике. Кроме того, именно с этого времени при составлении опросных листов большое внимание уделяется выбору тех тем, которые интересуют или волнуют носителей языка, тогда как в период с конца 1940-х по начало 1990-х годов органы языковой политики, в основном, проводили хоть и крайне необходимые, но не имевшие такого широкого отклика в обществе реформы, связанные с формированием и упорядочиванием норм стандартного языка. Самые обсуждаемые в обществе или самые заметные языковые явления становятся темами для анкетирования неоднократно, ежегодно в течение какого-то периода времени или каждые несколько лет, и в докладах с результатами всегда дается сравнение с цифрами из прошлых исследований.

Рассмотрим несколько примеров того, как с течением времени менялось отношение носителей к одним и тем же языковым явлениям, а также какие выводы делались на основании этого Подкомиссией по вопросам родного языка в рамках осуществления языковой политики.

В первом из ежегодных опросов в 1995 году цель всего исследования была сформулирована следующим образом: «Исследовать языковое сознание японцев и отношение к языку в целом, к конкретным случаям словоупотребления (котобадзукаи), в которых часто возникают ошибки или сложности, к проблемам, связанным с существованием японского языка в эпоху интернационализации (кокусайка дзидай-ни окэру нихонго-но ариката), к проблемам, возникшим с ростом использования словопроцессоров «вапуро» и подобных механизмов, с целью использовать результаты для дальнейших мероприятий (в рамках языковой политики)». В этом опросе, как и во всех последующих, включая последний из опубликованных опросов с результатами 2015 года, неизменной остается тема «котобадзукаи», то есть «речи» в широком смысле или «словоупотребления» - в более узком. Респондентов спрашивают, например, о том, считают ли они современное состояние языка и изменения, происходящие в нем, «беспорядком». И если по результатам опроса 1999 года тех, кто так считает, было 85,8%, то в опросе 2014 года на такой же вопрос положительно ответили уже только 73,2% процента респондентов. В рамках этой же темы в разные годы респондентов спрашивали о важности для них красоты японского языка, о необходимости языкового воспитания и о том, кто этим воспитанием должен заниматься в первую очередь: семья, школа или, например, средства массовой информации. Параллельно со снижением количества респондентов, считающих современные изменения в японском языке «беспорядком», снижается и внимание к воспитанию правильного речевого поведения детей в семьях. Так в 2000 году 63,9% респондентов говорили, что в детстве в семье за их речью внимательно следили старшие (26,8% утверждали обратное), а в 2014 году лишь 56,1% участников опроса признавали, что в их семьях речевое воспитание велось, тогда как в отсутствии всякого внимания к их речевому поведению в детстве заявили 43,5% опрошенных.

В связи с проблемой «беспорядка» в языке в 90-е годы 20 века очень активно обсуждалась тема так называемых «слов без «-ра» (ра-нуки котоба), то есть искаженной формы некоторых глаголов, относящихся ко второму спряжению, в потенциальном залоге. И хотя этот вопрос был и остается очень узким, потому что затрагивает лишь несколько (меньше десяти) конкретных глаголов, с 1995 года к нему возвращаются в опросах общественного мнения каждые 5 лет. Отношение респондентов к этому явлению в языке постепенно менялось от категорического неприятия к использованию в собственной речи. И в опубликованных в сентябре 2016 года результатах опроса предыдущего, 2015 года, впервые два самых часто употребляемых в неправильной форме слова «без -ра», а именно «мирэта» (вместо нормативного «мирарэта» - «смог увидеть») и «дэрэру» (вместо «дэрарэру» - «смогу выйти») оказались предпочтительнее для более чем половины опрошенных. [5] Постоянный рост количества тех, кто всегда или иногда использует в своей речи неправильные формы слов «без -ра», отмечался и ранее, но только последний опрос показал превышение 50%-ного барьера. Постоянно использующих только эти, неправильные варианты оказалось, соответственно, 48,4% и 45,1% (и это больше чем тех, кто использует правильные формы), а если к ним прибавить тех, кто использует в речи обе формы – 6,5% и 10,2% соответственно, то получается больше половины. В случае с глаголом «корэру» (вместо «корарэру» - «смогу прийти») неправильную форму выбрали 44,1%, правильную – 45,4%, а использующих обе формы оказалось 9,8%. Таким образом, оба варианта примерно равны по частоте использования.

На основе ежегодно собираемых и тщательно анализируемых данных, попадающих под определение «словоупотребление» или «речь» (котобадзукаи), Подкомиссия по вопросам родного языка регулярно публикует подробные доклады, например, доклад 2004 года «Об уровне владения родным языком, необходимым в грядущие эпохи» (Корэкара-но дзидай-ни мотомэрарэру кокугорёку-ни цуйтэ) или доклад 2013 года «О задачах, подлежащих рассмотрению Подкомиссией по вопросам родного языка в будущем» (Кокуго бункакай-дэ конго торикумубэки кадай-ни цуйтэ).

Еще одна из тем, постоянно присутствующая в опросах о состоянии языка, это формы вежливости «кэйго». В 2003-2005 годах, например, формам вежливости и связанным с ними проблемами в ежегодных опросах было уделено максимальное внимание [1]. Респондентам задавали вопросы об их отношении к формам вежливости в целом, о важности сохранения разных форм вежливости в языке, а также выясняли отношение к их неправильному использованию. На основе собранных таким образом данных Подкомиссия по вопросам родного языка опубликовала в январе 2007 года доклад «Руководство по формам вежливости» (Кэйго-но сисин). В этом докладе подробно описана современная языковая ситуация с точки зрения использования в ней разных форм вежливости, приведена подробная их классификация и даны конкретные разъяснения по всем спорным или вызывающим затруднения ситуациям их использования.

В 2003, 2004, 2006 и 2009 годах центральной темой опросов становилась тема внесения изменений и дополнений в иероглифический минимум, в результате чего в июне 2010 года был выпущен доклад Подкомиссии «О внесении изменений в иероглифический минимум» (Кайтэй дзё:ё: кандзихё:), а 30 ноября того же года было опубликовано распоряжение премьер-министра Японии об официальном введении в действие обновленного иероглифического минимума.

Приведем еще один пример конкретного решения проблемы, выявленной в результате проведения ежегодных опросов общественного мнения по вопросам японского языка. Почти в каждый опрос включаются вопросы о знании или незнании, а также о понимании или не понимании тех или иных слов и выражений, либо появляющихся в языке (например, заимствований или новых и модных слов), либо давно существующих, но по разным причинам неправильно используемых в речи (например, фразеологизмов и идиоматических выражений). В опросах 2000 – 2012 годов ежегодно респондентам предлагали ответить на вопросы о значении тех или иных идиоматических выражений, неправильное понимание и, соответственно, использование в речи которых порождало взаимное непонимание у собеседников. По результатам этих опросов были отобраны выражения, наиболее часто используемые неправильно, и для разъяснения их истинного смысла, а также анализа причин, по которым они стали пониматься и использоваться неправильно, была снята серия четырехминутных скетчей под общим названием «Добро пожаловать на кухню слов!» (Котоба сёкудо:-э ё:косо!)[4]. Двадцать скетчей этой серии, в которых силами профессиональных актеров сыграны ситуации ошибочного понимания и некорректного использования идиоматических выражений, размещены на сайте Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий в разделе, посвященном языковой политике. Такая форма реакции официальных органов языковой политики на выявленные в результате анализа состояния языка негативные явления представляется нам очень современной, наглядной и понятной особенно молодому поколению, представители которого, как следует из результатов опросов, чаще других допускают ошибки в использовании идиом.

Ежегодные опросы общественного мнения по вопросам родного языка, как можно видеть из приведенных выше примеров, позволяют в непрерывном режиме следить за состоянием языка, малейшими изменениями в языковой ситуации и зарождением и развитием новых тенденций в языке. Таким образом, подробный анализ собираемой информации и меры, принимаемые на его основе органами языковой политики, в значительной степени соответствуют интересам и ожиданиям общества, так как затрагивают именно те вопросы, с которыми носители языка сталкиваются в повседневной жизни. В то же время такой подход позволяет довольно точно предвидеть тенденции в языковой ситуации и строить языковую политику государства в соответствии с ними.

Список источников:

  1. Бункатё-ни окэру кокуго сисаку, нихонго кё:ику сисаку (Хэйсэй 27 нэндо ёсанан) (Языковая политика, политика в области преподавания японского языка, проводимая Агентством по культуре (Проект бюджета на 2015 год)) Сайт Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий, раздел «Родной язык»;
  2. Кокуго бункакай дэ конго торикумубэки кадай ни цуйтэ (мондайтэн сэйри сё:иинкай ни окэру «икэн но матомэ») (О задачах, подлежащих рассмотрению Подкомиссией по родному языку в будущем («Резюме» по итогам обсуждения в рамках Подкомитета по упорядочению проблемных вопросов));
  3. Кокуго-ни кансуру ёрон тё:са-но кэкка-ни цуйтэ (О результатах опросов общественного мнения по вопросам родного языка (1995-2015 гг.)) Сайт Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий, раздел «Языковая политика»;
  4. Котоба сёкудо:-э ё:косо! (Добро пожаловать на кухню слов!) Сайт Министерства образования, культуры, спорта, науки и технологий, раздел «Языковая политика»;
  5. [Ра-нуки]хацу-но тасу:ха (Впервые большинство - за «слова без -ра») Статья информационного агентства «Дзидзи пресс», 21.09.2016.