Добро пожаловать!

Опыт применения коммуникативно-функционального подхода к анализу перевода

Данная статья представляет собой попытку размышления о том, что считать качественным переводом, какие критерии следует применять к оценке качества перевода и об оправданности коммуникативно-функционального подхода к переводу. Материалом для анализа послужили тексты журналов «Ниппониа», «Нипоника» и их перевод на русский язык [1]. В статье используются теоретические положения, приводимые в докторской диссертации В.В.Сдобникова «Коммуникативная ситуация как основа выбора стратегии перевода» [2].

Журнал «Ниппониа» распространялся в России с 1997 по 2009 г. Сейчас архив выпусков журнала можно найти на сайте web-japan.org, причём, кроме русского, журнал представлен в переводе и на другие языки (английский,  испанский, французский, китайский, корейский). Одной из причин выбора материала для анализа послужило давнее знакомство автора с материалами журнала. Причём, если во время учёбы в университете перевод материалов журнала на русский язык вызывал неуловимое ощущение чего-то странного, то сейчас  в распоряжении автора появились инструменты для анализа перевода.

В качестве иллюстрации приведём пример перевода заглавия номера «Нипоника»  (№17, 2015).

Пример 1

«Ти:сакутэ мо сугой! Нихон-но миниатюа рёку». - «Великолепие миниатюрности. Большая роль небольших предметов в Японии».

Различия в исходном тексте и тексте перевода (помимо очевидного различия языков) можно в целом обозначить как стилистические: повествовательное предложение вместо восклицательного, нейтральная лексика вместо разговорной («сугой», предположительно, окказионализм «миниатюа рёку»). Но нам хотелось бы поставить вопрос несколько иначе и для этого привести ещё один, более развёрнутый пример.

Пример 2 (№16, 2015).

«Куцуроги то ияси-но куни, Нихон. Кю:соку-суру. Кибун-о каэру. Сидзука-ни сю:тю: суру. Сидзэн я синсэй-на моно то фурэау. - Нихондзин-га кокоро то карада-о тотоноэру тамэ-ни кататидзукуттэ кита куцуроги то ияси-но бунка-ни ва исогасий гэндай-о икинуку тиэ-га какусарэтэ иру». - «Япония — место для отдыха и релаксации. Отдохните. Насладитесь сменой ритма жизни. Сосредоточьтесь на состоянии покоя. Общайтесь с природой и своим внутренним миром. Японская культура разработала методы, позволяющие восстановить духовные и телесные силы с помощью мягкого отдыха и релаксации. В глубинах культуры сокрыта та мудрость, которая в современном занятом мире "подсказывает" человеку, как получить наслаждение от жизни».

Здесь более явственно выступают различия в стилистических средствах: можно отметить и обилие глаголов-ваго и отглагольных существительных в японском тексте, в том числе «культурно заряженные» «куцуроги» и «ияси», которые действительно представляют серьёзный вызов для переводчика; и повелительное наклонение в русском тексте вместо простой финитной формы глагола в японском; и сомнительный с точки зрения адекватности перевод последнего предложения... Но нам не хотелось бы, чтобы эта статья превратилось в нанизывание переводческих ошибок (и ошибок ли?), как слишком многие статьи в сборниках, посвящённых проблемам перевода. Приведённые примеры нам хотелось бы скорее использовать как повод задаться вопросом, чем бывает продиктован выбор языковых, в том числе и стилистических средств в переводе, что именно следует в переводе передавать и какой перевод можно считать «хорошим».

Указанных целей трудно или невозможно добиться, если исходный текст и текст перевода не включены в коммуникативную ситуацию, поэтому нашим задачам будет лучше всего соответствовать коммуникативно-функциональный подход к переводу, разработанный в 80-х г.г. XX в. такими учёными, как А.Д.Швейцер, Л.К.Латышев и мн. др. Для решения наших задач мы принимаем основные положения данного подхода, как они сформулированы в диссертации В.В. Сдобникова [2].

Перевод осуществляется в определённой коммуникативной ситуации (КСП, коммуникативная ситуация с использованием перевода), которая представляет собой ситуацию пересечения предметной деятельности разноязычных коммуникантов, причём коммуниканты решают задачу, определяемую спецификой их деятельности.

Перевод есть деятельность, осуществляемая с определённой целью. Целью перевода определяется выбор стратегии перевода. Цель осуществления перевода, в свою очередь, определяется инициатором перевода, которому перевод нужен для решения его собственных задач. Таким образом, перевод должен соответствовать определённым требованиям и ожиданиям инициатора/получателя перевода. Функция пере­водного текста в принимающей культуре может не совпадать с функцией исходного текста в исходной культуре.

Коммуникативный эффект, производимый текстом перевода, - понятие, сопряженное с понятием функции текста и, следовательно, может не совпадать с коммуникативным эффектом, производимым оригиналом. Совпадение коммуникативных эффектов ИТ и ПТ — частный случай.

С точки зрения коммуникативных эффектов, коммуникативные ситуации  с использованием перевода могут классифицироваться на 3 типа. В первом случае предполагается более или менее полное совпадение коммуникативных эффектов (например, в переводе рекламы мирового бренда на разные языки). Во втором случае совпадение не предполагается или невозможно. Причиной тому могут быть либо значительные культурные отличия и временная дистанция (так, Сэй-Сёнагон вряд ли предполагала, что создаваемые ей «Записки у изголовья» будут переведены на ещё не существующие языки), либо отличие цели перевода от цели создания оригинала.  В  этом случае могут применяться как стратегии терциарного перевода (перевод в интересах третьих лиц), так и стратегии прагматической адаптации, призванной сгладить культурные и социальные различия. Наконец, возможны и ситуации, где адресат, владеющий исходным языком,  изначально отсутствует (например, перевод экскурсии для группы иностранных туристов).

Возможна также классификация, основанная на том, планировался ли перевод изначально (упомянутый уже перевод рекламы нового продукта транснациональной корпорации) или не планировался (как обычно происходит с художественными текстами).

Теперь попробуем применить изложенное к коммуникативной ситуации перевода журнала «Ниппониа» на русский язык. На вопрос о том, планировался ли перевод текстов журнала изначально, следует, скорее всего, ответить положительно: содержание текстов отражает желание представить японскую культуру иностранцам. Возможно, что они изначально создавались «под перевод» (ситуация изначального отсутствия адресата исходного текста), так как японцев, скорее всего, не требуется информировать о том, что «японская («наша»?) культура разработала методы для релаксации». Однако на вопрос, с какой целью иностранцев знакомят с японской культурой — то есть в чём состоит прагматика исходного текста — можно ответить двояко. Мы предполагаем, что текст носит не информативный, а скорее рекламный характер, призывая отдохнуть на японских курортах, попробовать японскую еду и т. д. С этой точки зрения перевод в духе Примера 1, где текст приобретает информативный характер, менее удачен, чем текст Примера 2, где появляется недвусмысленное повелительное наклонение, обращённое к получателю перевода.

Однако если мы внимательно рассмотрим выбор языковых средств (см. выше комментарий к Примеру 2), то увидим, что несмотря на то, что текст (по нашему предположению) изначально создавался для иностранной аудитории, его композиция существенно не отличается от текстов, рассчитанных на японскую аудиторию и рекламирующих продукты и услуги, связанные с традиционной японской культурой (например, отдых на горячих источниках, гастрономический туризм и др.). Примером может служить реклама рёкана на горячих источниках «Тадая» (п-ов Ното, префектура Исикава). В исходном тексте подчёркнуты  ваго, а также те выражения, которые часто встречаются и в текстах журнала «Ниппониа». «Рёри ва, бунка. <...> Сёкудзай-ни мацувару моногатари я тисики-о иссё-ни го-тэйкё:-суру кото-дэ, Ното-но ютака-на бунка-ни фурэтэ итадакитай» [3] <...>. - «Еда — это [часть] культуры. Мы хотим, чтобы вы прикоснулись к богатой культуре полуострова Ното и подаём вам [не только блюда, но и] те легенды, которыми эти блюда овеяны». Таким образом, реклама туристических услуг, призывающая иностранцев поближе познакомиться со своеобразием Японии как страны, пользуется теми же клише, что и реклама, подчёркивающая региональное своеобразие курортов и рассчитанная на японскую аудиторию. При этом синтаксис и выбор лексики заставляют вспомнить традиционную японскую литературу и поэзию, что, конечно, тоже является рекламным приёмом, позволяющим подчеркнуть давние традиции гостеприимства. Сказанное позволяет нам иначе взглянуть не коммуникативную ситуацию перевода и рассматривать её как перевод рекламного текста, предназначенного для аудитории, отличной от аудитории исходного текста. В связи с выраженными стилистическими особенностями исходного текста в переводе представляется целесообразным применить не только стратегии и тактики коммуникативно-равноценного перевода, но и тактики прагматической адаптации текста с точки зрения его национально-культурной специфики, а также тактики, рекомендованные для перевода художественных текстов, как-то: воспроизведение стилистических особенностей текста, сохранение национального колорита исходного текста, выбор стилистических средств, соответствующих конвенциям данного жанра. Впрочем, последний вопрос может считаться спорным, так как для адекватного перевода в данном случае более подходят приёмы художественного перевода, чем распространённые рекламные клише.

Таким образом, если анализировать приведённые примеры с позиций коммуникативно-функционального подхода к переводу, то недостатком следует считать не выбор тех или иных языковых средств, а неоднозначность определения коммуникативной ситуации и цели перевода, что сказывается на выборе стратегии и тактики перевода и,  в конечном счёте, на отборе языковых средств.

Список литературы

  1. http://web-japan.org/nipponia/archives/ru/index.html.
  2. Сдобников В.В. Коммуникативная ситуация как основа выбора стратегии перевода. Автореферат дис. на соискание учёной степени д. ф. н. по специальности 10.02.20. - Москва, 2015 г.
  3. http://tadaya.net/cuisine/.