Добро пожаловать!

Самопрезентация японцев в пособиях по японскому языку

Предлагаю взглянуть на учебные пособия по иностранному языку как на одну из форм распространения информации о стране изучаемого языка. Благодаря овладению языком, занимаясь лексико-грамматическими штудиями, мы получаем не только знания о культуре, политическом и административном устройстве страны, но и знакомимся с мировосприятием, духовными ценностями и моральными установками носителей этого языка. Нельзя не обратить внимания на то, что учебная продукция* не просто информирует учащихся, но целенаправленно воздействует на них и в значительной мере формирует отношение к стране, где говорят на изучаемом языке. При упоминании не только имени страны, но и каких-то её реалий, сведения о которых почерпнуты из учебных материалов, возникает некий «сплав» ассоциаций, имеющих определенный символический смысл, начинающий существовать вне рамок учебного текста. Целенаправленно создаваемый образ-представление, наделяемый определенными эстетическими, моральными, социально-психологическими и другими ценностями принято называть имиджем.

Специалисты по имиджеологии считают, что имидж формируется в результате сочетания смыслов вербального и невербального планов выражений. Разумеется, над созданием имиджа современной Японии и японцев успешно трудятся очень многие специалисты.

Необходимо отметить, что в настоящее время неотъемлемой характеристикой учебных материалов является сочетание текстовой, то есть вербальной и, в видеоматериалах, невербальной информации, которая представлена фоновыми изображениями и кинесическими сигналами действующих лиц.

Рассмотрим, как создавался имидж Японии в учебных пособиях по японскому языку, написанных японскими авторами на протяжении последних десятилетий. Учебников начального уровня мы не будем касаться, хотя и там есть очень много моментов, интересных в контексте заявленной темы, но из-за объективных сложностей этого этапа знакомства с японским языком основной акцент при обучении делается на графических и лексико-грамматических моментах.

Посмотрим, о чём писали в учебниках, изданных тогда, когда идея уникальности японской идентичности - 日本人論  нихондзинрон - только стала набирать силу, а в массе своей японцы ещё не избавились от комплекса побежденных.

Первое, на что можно обратить внимание – оформление, а именно: название на английском языке (учебник для иностранцев!), тексты зачастую выглядят как татэгаки, и даже те, которые имитируют горизонтальное письмо, выдержаны в стиле письма вертикального. В учебниках 60-х – начала 70-х годов прошлого века ещё не акцентировалась уникальность и особое положение Японии и японцев в мире вообще и, в частности, в мировой культуре.

Типичным образцом учебников этого периода можно считать Modern Japanese for University Students, изданный в 1964 году в International Christian University (Japanese Department), по которому многие годы занимались иностранные студенты этого университета. В качестве метода обучения при условии погружения студентов в японоязычную среду использовался «прямой» метод, ограниченный знакомством с литературными образцами. Жизнь Японии и японцев иллюстрировалась, как указано в кратком предисловии, материалами 生の日本文 – оригинальными текстами, взятыми из изданий, предназначенных для японцев, что и определяет их языковой стиль – прекрасный живой японский язык. Среди авторов известные публицисты того времени, литераторы, лингвисты. Достаточно назвать такие известные и нам имена как Сига Наоя, Симадзаки Тосон, Хаттори Сиро, Сибата Такэси. Тематика уроков самая разнообразная – от вопросов языка, истории и культуры до фенологических наблюдений и социальных проблем.

Заглянем в вышедший в 1971 году アメリカ・カナダ二十大学連合日本研究センター учебник Integrated Spoken Japanese I, подготовленный в Inter-University Center for Japanese Studies in Tokyo. Авторский коллектив состоит из восьмерых японцев, из которых особо отмечен О. Мидзутани, главным редактором назван иностранец - Kenneth D.Butler. В качестве упражнений после знакомства с составленным авторами текстом и диалогом на тему урока предполагается осмысление той или иной лексико-грамматической конструкции, подражание устному речевому образцу, его имитация и заучивание, то есть используется так называемый «прямой» метод. Примеры употребления грамматических конструкций мы встречаем в весьма примитивных в смысловом отношении текстах и диалогах, посвященных обыденным проблемам и взаимоотношениям японских обывателей. В материалах уроков японцы и их мировосприятие ещё не противопоставляются иностранцам, напротив, проводится идея о том, что в этой стране имеют место такие же проблемы, как и у жителей других стран. Вот некоторые из тем, которые затрагиваются в этом учебнике.

  • ХХ век – век науки, место религиозных идолов занимают счётные машинки. Некоторое сожаление об этом слышится в реплике из диалога: 素人が科学を一種の宗教にしちまってる(стр. 2) - «неосведомленные люди сделали науку своеобразной религией».
  • Признается наличие людей, которые не очень усердствуют в работе. В тексте одного из уроков учебника говорится о нерадивом сотруднике, который за недостойное отношение к своим обязанностям был прозван人糞製造機- «аппарат по производству экскрементов». Интересно, что в этом же уроке из трех небольших диалогов, два посвящены тому, как человек отказывается выполнить то, о чем его просят.
  • Людям нелегко живется в многоквартирном доме рядом с играющими на гитаре молодыми людьми, которых трудно приучить к правильным манерам. Примечательно, что для слова «гитара» представителем старшего поколения используется не заимствование ギター, а японское слово 西洋三味線, буквально – «западный сямисэн».
  • Обсуждаются советы психологов по разным бытовым вопросам. В этих советах вовсе нет декларирования идеи всеобщей гармонии: 人の不幸を見て自分の幸福を確認するという心理は、「かったいのかさうらみ」の諺に暴露されている (стр. 171)- «В поговорке «прокаженный завидует сифилитику» раскрывается психология того, как осознаешь своё счастье, глядя на несчастье других».

В уроках о воспитании непослушных подростков, о посещении кафе в европейском стиле нет и намека на то, что японцы обладают какими-то специфическими особенностями и способностями по сравнению с другими нациями.

В появляющихся во второй половине 70-х годов ХХ столетия учебниках и учебных пособиях уже бурно расцветают идеи нихондзинрон. В текстах, диалогах, даже грамматических упражнениях – делается акцент на уникальность японской культуры и японцев, рассматриваются ситуации, в которых они выглядят гораздо более выигрышно, нежели иностранцы. Как безусловно положительные моменты, характеризующие поведение японцев и их отношение к жизни, особо отмечаются следующие:

  • в Японии обязательное соблюдение правил;
  • в Японии учитывают и уважают мнение людей;
  • японцы всегда действуют, принимая во внимание интересы окружающих;
  • японцы обычно спокойны и вежливы, почти никогда не повышают голос;
  • члены семьи прислушиваются к мнению главы семейства, который является примером для подражания и носителем всевозможных добродетелей;
  • во всем мире не найдется такого трудолюбивого народа, как японцы;
  • иностранцам надо научиться работать в команде так, как это делают японцы.

Практически в любом учебнике или пособии по японскому языку есть уроки, воспевающие обычаи, достопримечательности или кухню этой страны. Все «положительные» иностранцы, о которых говорится в учебных материалах, пребывают в восхищении от Японии, пусть отнюдь не всегда и не всё понимая в том, что вокруг них происходит.

С наступлением нового XXI века японцы уже не считают необходимым постоянно самоутверждаться в глазах иностранцев, теория нихондзинрон преобразуется в выдвинутую в 1999 году премьер-министром Обути Сэйдзи идею 富国有徳 «богатая страна и нравственность». Заимствованиеグローバリゼーション или グローバル化 -  «глобализация» всё чаще заменяет выходящее из употребления японское слово 国際化 «интернационализация». Повсюду «объявляется вызов стереотипам» - ステレオタイプへの挑戦. Чутко реагирующий на происходящее профессор Нумано Мицуёси в предисловии к вышедшему в России в 2001 году сборнику рассказов современных японских писателей пишет: «наша страна уже сняла рекламный щит оригинальности и непонятности». Реклама больше не требуется – соответственно, в учебниках и учебных пособиях по японскому языку перед нами предстает уже другая Япония – суперсовременная страна, на которую равняются другие развитые страны. В учебных материалах мы теперь знакомимся с другими японцами – людьми, которые не лишены некоторых недостатков, не стесняются высказывать и отстаивать свою точку зрения, порой даже не совпадающую (!) с мнением руководства. Современные японцы представлены вполне осведомленными в мировых событиях и научных достижениях, их речь изобилует заимствованиями из английского языка.

В вышедшем в издательстве Токийского университета в 2001 году, неоднократно переиздававшемся учебнике 日本への招待 «Приглашение в Японию» мы встречаем призыв ステレオタイプを超えて «преодолев стереотипы», 「多様化する日本」「日本人」のイメージについてもう一度考えましょう «пересмотрим представление о многоликой Японии и японцах».

В изданном там же в 2005 году учебнике文化へのまなざし «Взгляд на культуру» фокус внимания сосредоточен не столько на явлениях японской культуры, сколько на возможности плодотворного культурного сотрудничества с другими странами в самых разных областях от переводов литературных произведений до клонирования живых организмов. Культура понимается в самом широком смысле этого слова -  говорится о языке как орудии культуры, о культуре, которая является средоточием системы ценностей, о культуре, которая обладает способностью преодолевать границы, о массовой культуре. Бросается в глаза явная установка авторов учебников не просто познакомить учащихся с некоторым набором сведений о Японии, её языке и культуре, но убедить их в целесообразности и возможности освоения навыков, необходимых для успешного общения с японцами. Разумеется, при формировании этой коммуникативной компетенции в учебных материалах специальное внимание уделяется специфике национального поведения и личностным особенностям общающихся. Обращает на себя внимание и то, что в качестве учебных текстов предлагаются выдержки из прессы и научно-популярной литературы, обращение к классической литературе сменилось обсуждением произведений современных японских писателей, пользующихся популярностью за рубежом. Все тексты напечатаны горизонтальной строкой – ёкогаки, вертикальный текст представлен только на фото, как иллюстрация газетных статей.    

Делая некоторые выводы из вышесказанного, можно отметить, что имидж Японии, создаваемой японской учебной продукцией по японскому языку, имеет ряд характеристик, обусловленных как спецификой японской культуры, так и стремлением авторов наделить образ своей страны притягательностью и вызвать интерес к ней у тех, кто решил изучить этот язык.

Именно эти два момента определяют, например, и всё более широкое использование видео и разнообразных невербальных средств для создания имиджа Японии. Известно, что японская культура – это культура зрительных образов, современная массовая коммуникация и массовая культура тяготеют к изображению, а не к вербальному тексту, для современной молодежи характерна клипповость мышления - всё это, вместе взятое, позволяет уже на уровне эмоций и ощущений сформировать благоприятный образ страны изучаемого языка и её народа.


* В данной статье речь идет не только о печатных учебных пособиях, но и о разнообразных учебных материалах, распространяемых с 70х годов прошлого века с помощью технических средств – аудио и видеоматериалы, а последнее время и интернет.

Литература

  1. Почепцов Г.Г. Имиджеология. – М., 2000
  2. Чугров С.В. Япония в поисках новой национальной идентичности. – М., 2010
  3. Integrated Spoken Japanese. gen.ed. Butler K.D. – Tokyo, 1971
  4. Modern Japanese for University Students. -  Tokyo, 1964.
  5. テーマ別 中級から学ぶ日本語 ― 東京、1991.
  6. 日本語でビジネス会話 ― 東京、1987.
  7. 日本日本への招待 ― 東京、2001.
  8. 日本を楽しく読む本 ― 東京、1993.
  9. 日本を話そう ― 東京、1994.
  10. 文化へのまなざし― 東京、2005.
  11. 留学生のための時代を読み解く上級日本語 ― 東京、2006.